?

Log in

No account? Create an account
ambulance

Неофициальный блог компании «Реанимедиа»

Previous Entry Share Next Entry
Союз Серокрылых — интервью Акиры Такаты
fork
artol wrote in aideminaer

Акира Таката, ведущий аниматор и дизайнер персонажей сериала (из-за разночтения фамилии у него две страницы на ANN — эта и эта). Интервьюер — Ясуюки Уэда.

— Ты отвечал за дизайн персонажей и за всю анимацию. «Серокрылые» — это твой дебют и в той, и в другой сфере?

— Да. Такое со мной впервые.

— Если бы ты впервые занялся чем-то одним, тебе и то пришлось бы нелегко, а уж взяться сразу за то и за другое... Трудно было, да?

— Наоборот, мне всегда было чем заняться, и о том, как мне трудно, я и не думал. Так сказать, нырнул в работу с головой (смеется).

— Ну понятно — тяжело тому, кто переживает, как ему тяжело (смеется). Какие впечатления остались у тебя от стадии планирования?

— С самого начала мое вИдение героев совпало с режиссерским. Я тоже представлял себе персонажей не «яркими», а, скорее, невзрачными, очень земными.

— Ох уж эти земные герои АБэ! (Смеется.) В свое время столько спорили о том, как их преобразить для аниме, а на этот раз всё прошло сравнительно гладко.

— Это ты о чем?

— Такахиро Кисида и Ёсиаки Янагида, дизайнеры персонажей, работавшие над «Экспериментами Лэйн» и «NieA_7», — настоящие профессионалы, и всё-таки их подход вызвал споры. А тут и особенных дискуссий не было — наверное, оттого, что если режиссеру что-то не нравилось, ты сразу всё переделывал?

— По-моему, Кисида и Янагида очень достойно справились со своей задачей. Под таким-то давлением...

— У АБэ герои настолько сложные, что для аниме их образы приходится упрощать, и, я полагаю, это непросто — выбрать лишь самые важные черты персонажа. Ты же нащупал решение проблемы почти сразу. Посмотришь на твои рисунки — и сразу чувствуется, что серокрылые — существа душевные.

— Здорово, что так получилось. Хотя, по правде сказать, сейчас я понимаю, что временами заходил в тупик (смеется).

— У меня такое чувство, что вначале ты был уверен в себе, потому что персонажи АБэ вели себя предсказуемо, но чем дальше, тем больше они отбивались от рук и показывали характер — нет?

— Да-да, я и сам этому удивился. Где-то после седьмой серии мы с коллегами начали говорить: «Слушай, а ведь всё идет не совсем так, как задумывалось!..» — словно бы, действительно, персонажи менялись. Под привычной внешностью той или иной героини мог скрываться уже другой человек! (Смеется.)

— Ну, в манге такое бывает часто, да? А в аниме... Но «Серокрылые» — аниме особенное, не такое, как все (смеется). И всё потому, что ты этих героев словно воспитывал, верно?

— В телесериалах герои тоже меняются по ходу действия.

— Кстати, а кто у тебя в нашем аниме любимый герой?

— Если говорить о том, кого рисовать было легче всего, — это Хикари. С ней не было никаких проблем.

— Вот даже так — Хикари! Ты смотри!.. (Смеется.)

— Еще мне очень нравится Ракка. Хотя ее рисовать было трудно.

— Ракка — она такая, сам АБэ мучался, когда ее рисовал.

— Кроме того, конечно, очень нелегко было рисовать Нэму.

— Думаю, чтобы Нэму получилась такой, какой она получилась, тебе пришлось изрядно попотеть (смеется).

— Это правда, я очень много эскизов на нее извел (смеется). И еще у меня всё никак не получался «шлем» на голове Куу. Уж очень это непростая шапочка, да.

— Шапочка! Ну да, конечно же. А если говорить о нимбах, которые носят серокрылые, эти «колечки» тебе не мешали, нет?

— Нет, совсем не мешали, ведь серокрылые такими и задумывались — с нимбами. Понятно, что если я про нимбы забывал, потом приходилось их пририсовывать, чтобы всё было, как полагается.

— А ты забывал? Я что-то не помню, чтобы при редактировании картинки мы обнаруживали отсутствие у персонажей нимбов.

— Да нет, такое бывало. На пересъемках пришлось дорисовывать много «колечек». Причем отсутствие нимба замечали уже после монтажа. Мне было очень стыдно (смеется). Как я ни старался изо всех сил ничего не упустить, ошибок было сделано немало, так что мне было чего стыдиться. Вроде следил за всем, а потом смотрю: нимба-то нет!.. (Смеется.)

— И вновь звучат фанфары! Традиционный вопрос: если бы ты жил в городе Гли, чем бы ты занимался?

— Мультики рисовал бы.

— Аниматор города Гури!.. (Смеется.) Ответ не мальчика, но мужа. Я серьезно! Ну хорошо — а что это было бы за аниме?

— Что за аниме я рисовал бы в Гли? Ну, я как-то не думал об этом...

— Нарисуй «Рождение мира» по истории Нэму, пожалуйста.

— Такая задача под силу только профессионалу с огромным стажем.

— Тебе в «Серокрылых» всё ясно — или остались какие-то темные места? И если остались, что это за места? Например?

— Есть такие места. Откуда они взяли дорожный сигнальный конус? (Смеется.)

— А, ты о том конусе. Я еще подумал: его, наверное, привезли в город Плащи... но как Переговорщик-то допустил, чтобы конус остался в Гли! Смешно, конечно, но это часть додзинси, ничего нельзя было сделать.

— Но вообще в их мире вроде нет пластмассы, верно?

— Кстати о мире серокрылых: по мере того, как развивалась история, тебе не хотелось стать частью этого мира?

— Нет. Я ощущал себя скорее одним из зрителей. Рисовал и думал: интересно, что же будет дальше?..

— Кульминация была по-настоящему драматической, нет?

— О да! Рисовал и плакал. По всем причинам сразу (смеется).

— Но до воспаления суставов дело ведь не дошло?

— Не дошло. Живот временами болел. От натуги.

— Гы-гы-гы. Ты работал над «Серокрылыми» день и ночь?

— Я, можно сказать, и дома-то не бывал. Раз в три дня заскакивал домой на час, чтобы переодеться, и обратно — рисовать, рисовать, рисовать... И так целый месяц.

— Хорошо тебя понимаю — мне режиссер сказал, что такими темпами мы все скоро будем покойниками. Особенно тяжко было на 12-й и 13-й сериях. А сколько сцен можно вообще снять за один день?

— Перед нами поставили задачу снимать по 40 сцен за день.

— В последнюю неделю вы снимали еще больше?

— Ага. К девяти утра уже была готова гора рисунков.

— Ого. Высокая гора?

— Где-то 15 сантиметров в высоту. И это только к утру. Вот так мы работали каждый день.

— Ого! Похоже на пытку, просто каторга какая-то (смеется). Понятно, что ты зверски устал, и все-таки: у тебя уже есть планы на следующее аниме?

— Да. Это будет школьная романтическая комедия по сёдзё-манге.

— Наверное, после «Серокрылых» работать над такой вещью тебе будет легко.

— Видимо, да.

— Комедия, надо думать, не такая мрачная, как «Серокрылые»? (Смеется.)

— Нет, но мне «Союз Серокрылых» и таким нравится. Ну да, если сравнивать с романтическими комедиями, это несколько депрессивное аниме. «Серокрылые» мрачноваты, зато прекрасны.

— Как бы там ни было, пожалуйста, отдохни хоть немного (смеется).

— У меня сейчас, знаешь ли, совершенно нерабочее настроение (смеется).

— Как ты обычно расслабляешься?

— Сажусь за стол и погружаюсь в какю-нибудь книжку.

— Как и большинство из нас, да (смеется). Напоследок: твое веское слово поклонникам!

— Всем большое спасибо!

— Нет чтоб соригинальничать!.. (Смеется.)


Перевод Николая Караева. Продолжение следует.



  • 1
Спасибо, интересное интервью. Уже становится немного обидно, что все эти интервью не вошли в буклет... Кстати, по какой причине? Что помешало бы, к примеру, разбить буклет на два, менее объемных по отдельности?

Если бы мы включили в издание все, что хотелось, оно бы стоило тысяч пятнадцать :) Всегда приходится искать баланс.

Но, все же, интервью - не фигурка и не артбук, а лишь несколько (ну пускай даже десять) страниц буклета

... и издание тогда даже в нашем собственном магазине становится дороже тысячи рублей, пересекая психологическую черту существенного падения спроса.

  • 1